Developed in conjunction with Joomla extensions.

Alexander-Gavrylyuk005.jpg

Концерт 19 апреля 2010 г. КЗЧ Александр Гаврилюк (фортепиано)

Пианист, конечно, блестящий – в прямом и переносном смысле слова. Александр Гаврилюк обладает редким туше, его звук действительно бриллиантовый: хрустальный, переливающийся, искрящийся. Он настоящий концертный пианист, который публику в плен берет сразу и надолго. Еще один важный момент: виртуозные пьесы в этом блестящем исполнении не делаются бессмысленными. В этом абсолютно убедило исполнение редко звучащего «Мефисто-вальса» № 1 Листа. Музыка звучала не только красиво, но и образно,  характерные листовские интонации были поданы ярко и контрастно.

Сочно и выпукло прозвучали Три фрагмента из музыки балета «Петрушка» Стравинского. Особенно убедительным был фрагмент, в котором представал сам Петрушка. Великолепно звучали сцены масленичного гулянья – они звучали просто оркестрово. Вообще Гаврилюк очень тонко чувствует ткань музыкальной фактуры, она у него всегда многослойная и разнообразная. В трех пьесах Шопена – Полонезе, Экспромте и Ноктюрне – исполнитель представил три яркие грани шопеновского творчества: ритмически упругий, представительный Полонез, в котором стержень – четкое движение массы, неуловимый, действительно будто бы на глазах рождающийся Экспромт, и импрессионистический Ноктюрн.

Рахманиновские прелюдии были явно выбраны с учетом особенности пианизма исполнителя: яркие, звонкие, колокольные. Пианист умеет создать праздничную атмосферу, которую после исполнения рахманиновской музыки «закрепил» исполнением Вариаций на темы оперы «Кармен» (Бизе-Горовиц).

Единственное, что на мой вкус оказалось не до конца убедительным – это исполнение бетховенской Патетической сонаты, прозвучавшей в самом начале вечера. Интродукция первой части сразу обозначила то, что интерпретация будет непривычной. Это было интересно, пианист заставлял аж «прислушиваться» - такое было пиано. Причем в этом медленном фрагменте он выпукло показал именно контрастность бетховенского тематизма. Но дальше этого дело не пошло. Образная диалогичность, которая и является у Бетховена двигателем развития, так и осталась на уровне декларации. Совершенно не отрицая лиричности определенной части этой музыки, все-таки без драматургии, без внутреннего диалога бетховенские произведения не мыслятся – или надо в этом абсолютно убедить. Эта музыка не может звучать просто красиво, что было главным в медленной части. А хотелось бы в ней простоты и величия. И финала не такого легковесного хотелось бы.

Но это размышления, как говорится, по «гамбургскому», самому высокому счету. Пианист великолепный, что и говорить, кроме того – молодой, и, думается, будет развивать свой чудесный дар и завоюет все вершины.

 

Эксперт Марина Чистякова.

© Copyright Alexander Gavrylyuk 2010. All Rights Reserved