Developed in conjunction with Joomla extensions.

image.04.jpg

Тройной концерт Александра Гаврилюка в Москве

Владимир ОЙВИН, Новости музыки NEWSmuz.com - 30/04/2013

В течение четырёх дней в апреле в Москве трижды дал концерты замечательный молодой пианист (р. 1984) Александр Гаврилюк – один из самых ярких исполнителей своего поколения.

14 апреля в Большом зале консерватории он исполнил Третий фортепианный концерт Рахманинова с Госоркестром им. Светланова п/у Дмитрия Лисса. Я был на последней репетиции и слушал фонограмму по радио «Орфей». Свою партию Гаврилюк оба раза исполнил блестяще, несмотря на разбитый Steinway и весьма тяжёлый и «вязкий» аккомпанемент Лисса. Правда, Госоркестр звучал у Лисса получше, нежели шестью днями раньше у Гинтараса Ринкявичуса.

У Гаврилюка самый глубокий фортепианный концерт Рахманинова прозвучал в полную силу заложенных в него чувств и мыслей. Пианист сейчас проходит стадию глубокого постижения Третьего концерта Рахманинова. Впервые для себя он исполнил его 29 января в КЗЧ с АСО Московской филармонии п/у Фабио Мастранжело.

За несколько дней до нынешнего приезда в Москву Гаврилюк в Амстердаме с большим успехом исполнил Третий Рахманинова с «Консертгебау» п/у Владимира Юровского.

16 и 17 апреля Гаврилюк дал клавирабенды. Первый – в рамках XIV фестиваля «Кремль музыкальный» имени Николая Петрова в Оружейной палате, где в 2007 году состоялся его московский дебют.

В Кремле Александр выступал на совершенно новом и не обыгранном салонном рояле Steinway (Гамбург). Вместе со специфически гулкой акустикой зала это создало определённые трудности для пианиста, особенно в первом отделении, в котором исполнялась музыка И.С. Баха и Ф. Шопена. Во втором отделении «Картинки с выставки» Мусоргского были исполнены великолепно.

На следующий день немного более расширенная программа прозвучала в Большом зале консерватории. Этот концерт произвёл феерическое впечатление, несмотря на то, что и в БЗК были проблемы с инструментом. В этот раз Гаврилюк был вынужден отказаться от своего любимого гамбургского Steinway, который оказался весьма разбитым, плохо настроенным, и выступать на Yamaha. Переход на непривычный рояль не обошёлся без потерь. Но эти частности не помешали Гаврилюку учинить настоящий пир романтизма, со всеми его достоинствами и недостатками. Так, «Итальянский концерт» Баха показался мне излишне романтизированным. Но в этом проявилась некоторая дань прошлому – началу и середине ХХ века, влиянию, например, Эдвина Фишера. Andante в этом ключе было пропето трепетно. А вот presto прозвучало несколько суетливо, пассажи были недостаточно артикулированы – именно в этом и проявилась вынужденная замена рояля, и на это Гаврилюк сетовал после концерта. Да и педали в Бахе было по-романтически многовато, особенно в Кремле.

Трогательно, на тончайших полутонах был пропет Гаврилюком шопеновский ноктюрн ре-бемоль мажор, ор. 27 № 2. Мелкая техника в Фантазии-экспромте, ор. 66 (в БЗК) была феноменальна и неимоверно красива. А вот в Скерцо № 1 си минор, ор. 20 эмоции у Гаврилюка несколько вышли из под контроля, захлестнули его, и оно прозвучало более по-листовски, нежели по-шопеновски.

Во втором отделении «Картинки с выставки» Мусоргского так же как и накануне в Кремле, захватили зал с первых аккордов. Поразительно, как сумел Гаврилюк привнести в интерпретацию этого «заученного в хруст» сочинения что-то своё, такое, что заставило меня оба раза просто слушать, не анализируя исполнения. Гаврилюк безупречно владеет огромным динамическим диапазоном: от громоподобного фортиссимо до тишайшего пианиссимо. При этом при любом форте рояль не превращается в ударный инструмент – оно у него объёмное и «округлое». И вообще палитра звуковых оттенков у Гаврилюка необычайно разнообразна.

Виртуозность Александра Гаврилюка - органична и ненатужна. Она не самоцель, а всего лишь инструмент для достижения художественных целей. Свои феноменальные виртуозные качества он продемонстрировал в БЗК в транскрипциях Горовица: «Ракоци-марша» Листа и «Свадебного марша» Мендельсона–Листа, исполненного на бис. А в Кремле на бис был исполнен «Полёт шмеля» из оперы Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане» в транскрипции Рахманинова. Ещё в бисах прозвучали две пьесы Рахманинова: соль-диез минорная прелюдия ор. 32 № 12 и «Вокализ» в транскрипции Золтана Кочиша, завершившие клавирабенд в БЗК тончайшим пианиссимо, растворившимся в тишине…

© Copyright Alexander Gavrylyuk 2010. All Rights Reserved